Газета "Формат пресс" - Кимры №23(114) от 07.12.2015

Предыстория. Эпопея Политику сегодня отставим в сторону, поговорим о здоровье. Тоже важно — когда прихватит. Я вам свою историю расскажу. Жила-жила я себе, радовалась, ни сном ни духом, и вдруг бац — приступ, бок заболел. Это полгода назад было. Пришлось «скорую» вызывать. Привезли в Медсанчасть, положили в хирургию, а боль-то у меня к утру и прошла. Ну, то да се, анализы взяли, вердикт такой: всё у вас хорошо, ступайте с богом. УЗИ брюшной полости, правда, не сделали, а потому не пришлось узнать, что это был камень в желчном. Ну, живу-живу себе дальше, радуюсь, во вредной пище не отказываю (люблю потому что), а в октябре опять он — приступ: здравствуйте. Куда бежать? Нет, думаю, к местным асам не пойду — у меня же все хорошо. Пошла на УЗИ в платный. Врач смотрит-смотрит в монитор тревожными глазами (уже страшно) и говорит: срочно в больницу. Вам надо делать операцию. Я чуть с кушетки не упала. «Когда, - мямлю, — надо ложиться? У меня завтра день рождения». «Вчера надо было еще ложиться. - доктор был строг. - У вас из-за камня воспаление началось». Елы-палы! Что делать? Стала у всех спрашивать — где лучше делать операцию, куда сдаваться? Сосед настаивал: только в Дубну (он летом сам там оперировался, очень доволен). «А как, — говорю - в Дубну? Это же Московская область — возьмут там?» Сосед поведал секрет: он дал 15 тысяч, его и взяли (за всех не скажу - но у соседа так было). Ну, думаю, 15 тысяч не сумасшедшие деньги, осилим. Однако знающие люди подсказали: идешь в ДК фабрики Горького, там офис страховой компании «Макс», ставишь печать (бесплатно) на свой кимрский полис, и все — пожалуйста, лечись в Дубне. Говорят, там даже зубы можно лечить по этому полису. Я печать на всякий случай поставила, стала дальше узнавать. Выяснилось: печать-не печать, а 15 тысяч (или как договоришься, причем заранее) лучше все-таки дать. Обычай такой. Ладно. Другие знающие люди совсем уж предлагали экзотику: мол, приезжаешь в Дубну, вызываешь «скорую», говоришь, что приступ — и тебя забирают. «А если нет приступа?» - выясняю подробности захвата дубненской медицины. - «Ну, притворись, как будто есть. А че такого? Хочешь, чтобы быстро — так надо сделать». Я уперлась рогом: не, говорю, мне этот цирк не осилить. Решила пойти официальным путем. Звоню в хирургию дубненской больницы, объясняю, что да как. Полис, говорю, есть, и заплатить согласна, возьмите только. Они: записывайтесь на плановую операцию через поликлинику, но на ближайший месяц все занято. «А если срочно?» - «А если срочно, вызывайте «скорую» - вас отвезут по месту жительства», - сказали мне. Ясно. Может, и правда в Кимры? - уж было дала я слабину. Но муж против: хватит уже, полежала там один раз. Ну, я на всякий случай про Кимры узнала, местный врач мне сказал: в Кимрах тоже лапароскопию делают, но в Дубне оборудование лучше, поэтому наши все там оперируются. А вообще-то и в Кимрах хорошие хирурги есть, говорит. Верю. Один хороший хирург в Кимрах посоветовал: «Езжайте в Тверь, там опыта больше, чем в Дубне». Муж тоже настаивал на Твери, он там операцию делал, потом все уши прожужжал: как хорошо в областной больнице все организовано! Ну, Тверь так Тверь. Обратилась к зам. главного врача кимрской ЦРБ Надежде Ивановой: как в Тверь попасть? Она объяснила: каждую среду выдаются талоны (называется электронная запись). Приходите в среду. А это была пятница. Я разворачиваюсь, а Надежда Ивановна: «Может быть, еще остались свободные талоны, надо посмотреть». И отсылает меня «в окошечко». Женщина «в окошечке», рядом с кабинетом главврача, открыла компьютер — и правда, есть свободные талоны к хирургу. Полно. Я сама выбрала дату. Вот и все. Без проблем. А то говорят: не пробьешься в Тверь, месяцами люди ждут... Ничего подобного. Ну а дальше все по плану. Съездила, назначили день, велели сдавать анализы. В Твери никто вопросов типа: а почему вы у себя в Кимрах не оперируетесь, не задавал. Хотите в областной — пожалуйста. И ни о каких деньгах речь не шла. Люди и камни Вопрос, значит, решился. Со своей участью я смирилась — надо так надо. Резать к чертовой матери. И ожидая операции, я своим знакомым с ужасом говорила: представляешь, у меня камень. На операцию поеду. «А большой камень-то?» - с сочувствием спрашивали некоторые. «Большой. Один сантиметр», - закатывала я глаза. «Один камень один сантиметр? Ты серьезно?» - «И три миллиметра», - уточняла я. «Да у моей сестры два камня по два сантиметра, и она на операцию не соглашается», - говорит одна знакомая. Я так удивилась! Дальше больше. Еще одна женщина — вполне себе цветущая и при должности — тоже сказала мне: «И что камень? У меня весь желчный забит, и ничего». - «А врачи что вам говорят?» - «Говорят, удалять» - «А вы?» - «Не соглашаюсь». Вот тебе раз. А я откуда знала, что так можно? Более того, даже некоторые медики (когда я сдавала анализы) признавались: «И у меня камни», «И у меня тоже», «А у меня вообще с двадцати лет»... Короче, я так поняла: у всего города камни, но на операцию еду я одна. А все потому, что вредный камушек этот застрял где-то в неположенном месте — в протоке, что ли. Делюсь своей бедой в очередной раз с очередной подругой, на что она мне: «Подожди не спеши. Давай я тебя с Зерцаловым познакомлю. Он тебе этот камень куда хочешь сдвинет. И операция не нужна будет». Я отказываюсь. «Не надо, - говорю, - Я ведь уже записалась, неудобно получится». Еду. Тверь Самое первое впечатление от областной клинической получаешь, когда приходишь в поликлинику — в регистратуру. Там как в аэропорту — зал ожидания, никаких очередей, кто сидит, кто стоит — и голос диктора: «Талон № 368 пройдите к окну №3». И электронное табло есть. В Сбербанке еще такая система. Очень удобно. Для пациентов. Да и для медиков. Для всех. Дошла-таки цивилизация до некоторых поликлиник. Вот, до Твери дошла. Операцию мне должны были делать на следующий день — однако отсрочка вышла, народу много. Пару дней лежала просто так, наблюдала. И что я вам расскажу про областную клиническую. Вы сериал «Склифософский» видели? Ну, или какие-нибудь зарубежные фильмы про больницу? Как там медики туда-сюда, туда-сюда бегают? Я думала: кино, так не бывает. Бывает. По правде. В первой половине дня — такой ажиотаж, из палаты боишься выйти — сшибут. Кто с документами несется, кто с колбами, кто со шприцами, кто с ведрами, какие-то студенты стайками ходят, меж ними ползают пациенты и родственники пациентов с утками. Врачи делают обход. Я выглядываю из палаты и думаю: вот куча мала будет, если кто-нибудь споткнется! Но нет — все бегут по своей траектории. Говорю же — как в кино. Кстати, когда выписывалась, захожу к старшей медсестре, она вся бумагами завалена, одной рукой документы оформляет, другой — истории болезней ксерит. Из ушей пар валит. «Нет, я сегодня сойду с ума», - стонет старшая. Аврал, видимо. Конечно, аврал. Потому что, как выяснилось, все хотят лечиться именно в этой клинике — областной. В том числе тверичи. Хотя у них свои, городские, больницы есть. Я пока лежала, всяких историй наслушалась — кто по знакомству сюда устраивается, кто по «скорой», кто как — любыми путями. Звонят мне по работе из одного издания «Ты в больнице? В областной? Повезло. Это на сегодняшний день лучшая больница в Твери. Молодец Козлов, держит уровень. И территорию обустроил, и вообще всё». Козлов, я так поняла, это главный врач ОКБ. Сергей Евгеньевич. Возле его кабинета, на первом этаже, я видела чиновницу тверского Правительства, которая по телефону, ссылаясь на фамилии замов губернатора, просила взять на лечение ее внучку. О чем это говорит? О репутации. Репутации лучшего лечебного заведения области. Например, в наше отделение за один только день — понедельник — поступило 14 человек. Забегаешь тут! Кстати, по этой причине долго в хирургии не держат: если операция прошла удачно, на 3-4 день - домой, и даже швы не снимают — уж местные-то хирурги смогут швы снять. Хотя бы. «Даже не думай!» Следующим моим впечатлением от ОКБ стали разговоры с больными насчет «отблагодарить врачей». Меня сразу предупредили: даже не думай. Мол, если кто узнает, будут у доктора неприятности. Так что, дескать, если захочешь «дать», соседям по палате не говори, а то могут капнуть. «Не может быть, - говорю, - что за дела? Всегда, даже в советские времена, было принято благодарить врачей — что такого?» Да, да, правда, уверяли меня знающие пациенты, здесь с этим строго, даже объявления развешаны: если у вас просят деньги, звоните по такому-то телефону. Наверное, тоже главврач придумал. Хорошо это или плохо? Не знаю. Но для себя я решила: пусть меня арестуют, но я не могу уйти из больницы без благодарности доктору. Ну хоть коробку конфет. Или что-то вроде того. Эквивалент. Почему нельзя? С тех пор у нас с девочками началась операция по продумыванию того, как отблагодарить врачей. Тоже задача. Вот реальную историю знаю (правда, в другом отделении, не в хирургии): один пациент (мужчина) в буквальном смысле бегал за врачом (женщиной), чтобы дать ей пять тысяч. А она от него убегала. В буквальном смысле. Вот Козлов молодец. О как! Или еще такая новость (во всяком случае, для меня) про больницу. Лет девять назад я маму свою по московским клиникам возила, и, помню, захожу в кабинет главного врача крупной клиники — а там от дыма сигарет его самого не видно. Помню, подумала: надо же, врач, а так много курит. Не вредно, что ли? Сестре своей рассказываю (она медик), а сестра говорит: да у нас все врачи курят, особенно хирурги — работа у них тяжелая. Так вот: в этой больнице ничего подобного. Никто не курит. Даже хирурги. У которых работа тяжелая. Я специально, как любопытная, спросила: прям никто-никто? Именно так — как выяснилось. Не знаю, где Сергей Евгеньевич таких хирургов нашел, а может, других выгнал. Ну, ладно врачи (им сам бог велел, не то что главврач), так и пациентам строго-настрого курить запрещено. Нигде. Даже в туалете. Даже ночью. Я говорю: а если к вам какой-нибудь мужчина попадет, который 50 лет курит, что ему делать? У него ведь не только уши опухнут. И поняла: пусть у мужика уши хоть отвалятся, а курить — здоровью вредить. И точка. Там, в этой ОКБ, вообще, походу, железная дисциплина. Например, визит зав.отделения в нашу палату происходил каждый день ровно в 7.20. Можно было часы сверять. И мы все думали: во сколько же он на работу приходит? Строгий такой дядечка, немногословный, но, говорят, хирург от Бога. Еще один врач запомнился. Анестезиолог. На Панкратова-Черного похож. Особенно по разговору. «Девчонки, не боись, все нормально будет. Только сбрую не забудьте снять, остальное можете оставить», - шутил он с панкратовскими интонациями, давая инструкции перед операцией. И сразу становилось не страшно. Мы ему: можно вам коньяк подарить? А он: я не пью, лет десять как бросил. Эх... В общем, сделали мне все как надо. Лапароскопию эту. Лежу. К вечеру выползаю в коридор, а там такие же, как я, по стеночке ходят. И только одна женщина чуть ли не вприпрыжку бегает — странно, вроде тоже операцию делали. Какая резвая — думаю. «Мы тоже удивляемся, - говорят ее соседки по палате. - Дояркой работает. Может, поэтому». И все мы позавидовали белой завистью - есть женщины в русских селеньях. … Дело подошло к выписке. И пока я собирала вещи, на мое место уже с самого утра сидела женщина и ждала койку. Конвейер в ОКБ работает. Как часы. Уезжала я из Твери с чувством благодарности медикам. Все хорошие. И врачи, и медсестры, и лаборанты, и буфетчицы — все. Милосердные, добрые люди. Спасибо. В санаторий! Не думала я, ни гадала, что после Твери попаду в санаторий «Кашин». Дали путевку на 18 дней. Бесплатную. От больницы. Разумеется, не только мне одной — всем после такой операции. На реабилитацию. Отдыхаю теперь здесь и пишу эту статью. Санаторий прекрасный. Медицинское обследование, водолечение, грязелечение, массаж, ванны, физио и так далее. Плюс культурная программа. И даже танцы. Муж звонит: как? Хорошо, говорю, шесть раз в день кормят. Молчание в трубке. Потом грустно: ты хоть всё не ешь, оставляй половину. Боится, наверное, что придется гардероб менять... Не бойся — я ему, питание-то диетическое, все как надо. А вы говорите, плохо у нас в стране с медициной. Есть положительные примеры. Во всяком случае, в Тверской области.

Ирина Кушматова

Формат-1Формат-2Формат-3Газета "Формат пресс" - Кимры №23(114) от 07.12.2015


Ответить